Новости Севастополя

201804242018

Back Трибуна > Рубрики > Фотофакты > Какую дорогу выберет Россия

Какую дорогу выберет Россия

7567567567567

О том, что оптимальнее для страны ― эволюция, революция, модернизация или реформы, — спорили философы и историки на заседании Зиновьевского клуба. В условиях обострившегося противостояния мировых держав перед каждым отдельным государством, стремящимся сохранить самобытность, встает вопрос о форматах и стратегиях развития. Одни делают ставку на эволюционный путь, другие выбирают революцию, третьи — реформы или модернизацию.

О том, что наиболее продуктивно сейчас для России, какие уроки должна она извлечь из своей истории, в которой было множество поворотов, говорили члены Зиновьевского клуба, созданного при МИА «Россия сегодня». Клуб назван в честь Александра Зиновьева, выдающегося российского мыслителя, философа и социолога.

Первым своими мыслями поделился Сергей Бабурин, экс-депутат Государственной думы и экс-ректор Российского государственного торгово-экономического университета, председатель партии «Российский общенародный союз»:

— Наш бич — забвение исторических уроков. На первом Съезде народных депутатов РСФСР в 1990 году начали закладываться основы современной политической и правовой системы. Тогда мы были сторонниками эволюционного пути. Считалось, что реформы должны иметь четкую цель, механизмы и систему критериев. Революция же — отступление от наших национальных традиций. Но потом наступил 1991 год: сначала ГКЧП, за ним — Беловежские соглашения. Я выступал против этого рокового решения, когда многие всерьез предлагали отдать Курилы Японии, Выборг ― Финляндии, а Калининград ― Германии, и говорил об этом Ельцину. Кстати, тогда, чтобы вернуть России Крым и Севастополь, достаточно было одного указа президента. Ведь Крым был передан Украине в 54-м в знак дружбы и единства, и Киев понимал, что, если мы расходимся, надо его отдать. Мы тогда фактически отказались от Севастополя — Ельцин решил арендовать там часть военно-морской базы, хотя Севастополь никогда не переходил Украине юридически. Потом был сентябрь 1993 года, попытка Ельцина устроить переворот, и октябрь 93-го — вооруженный мятеж бывшего президента, вернувшего себе власть. В 1999-м было провозглашено созданиеСоюзного государства России и Белоруссии. Но за 15 лет в рамках этого государства ничего не сделано. Если процесс не движется вперед, то он катится назад. Сегодня Россия и Белоруссия дальше друг от друга, чем 15 лет назад. Что же до нашей внутренней политики, то мы наблюдаем иллюзию власти, что все под контролем: губернаторы назначаются, депутаты могут планировать итоги выборов еще до того, как эти выборы состоятся. Все это видимость стабильности.

Бабурин заметил, что его очень волнует поведение наших дипломатов, из-за которого мы теряем сегменты Русского мира. Он только что был в Бишкеке на конгрессе русскоязычной интеллигенции. В зале находились послы США, стран Евросоюза, но не было российского посла — у него нашлись другие дела. Бабурина поддержала сопредседатель Зиновьевского клуба, вдова мыслителя Ольга Зиновьева, которая недавно побывала в Литве и Эстонии и выслушала там множество жалоб от русских на безразличие и наплевательское отношение к ним со стороны наших дипломатических миссий. Так от нас отодвигаются миллионы соотечественников.

Поспорить с Сергеем Бабуриным на заявленную тему дискуссии решил философ Владимир Лепехин. Он считает, что эволюционный путь России не подходит: «Страна постоянно отстает, годится ли для нее эволюция? Мы 25 лет говорили о реформах, но реформы не означают обязательного прогресса». Лепехин — сторонник президентской республики и модернизации. Именно необходимость модернизации была, по мнению философа, причиной революций 1917 года, именно невозможность произвести модернизационные изменения Горбачевым привела к Беловежским соглашениям. И то, что тема модернизации, о которой много рассуждали еще пять лет назад, сходит на нет, Лепехина тревожит. Но Сергей Бабурин на это заметил, что у эволюции и модернизации есть принципиальное различие, заставляющее его выбирать первый путь: «Эволюция опирается на национальные традиции и национальный опыт. А модернизация — то, что делал Петр Первый, менявший страну, полностью игнорируя российские исторические традиции и закономерности».

Директор Евразийского коммуникационного центра Алексей Пилько высказался в защиту революций. В качестве положительных примеров он назвал английскую буржуазную революцию, французскую и американскую революции. Реформы в этих странах не получались или запаздывали, а революционные изменения переломили ситуацию.

Член Зиновьевского клуба продюсер Дмитрий Куликов снова обратился к историческому опыту: «В 1917-м году царя свергала олигархическая элита того времени, которой помогала либеральная интеллигенция, за что ее нельзя оправдать. В 1991 году Ельцин прекрасно понимал, что разменивает развал СССР на личную власть. И он использовал для этого как материал идеалистов. Революция — это не плод заблуждений, а просто способ захвата власти». Публицист Искандер Валитов дополнил дискуссию цитатой из Александра Зиновьева, сказавшего, что СССР погиб, так как не сумел справиться с рациональным эгоизмом. Природа человека оказалась сильнее советской модели.

Историк Олег Назаров повернул разговор в несколько иное русло — он говорил об опасности отсутствия у нас исторической политики, которая исчезла с распадом СССР. Привел свежий пример: не удалось поставить памятник полякам, служившим во время Великой Отечественной войны в Войске Польском и сражавшимся против фашизма вместе с Красной армией. «Государство — не поле битвы за умы, оно должно вести осознанную деятельность, укрепляя в сознании людей историческую правду», — сказал Олег Назаров.

Участники «круглого стола», разумеется, не пришли к общему мнению относительно самого оптимального пути российских преобразований. Но таких дискуссий, видимо, в связи с приближающимся 100-летием российских катаклизмов 1917 года будет все больше и больше.

Источник



Счетчики, каталоги

Site Meter HotLog Украина онлайн